«Москва продаст Армению, если будет убеждена в том, что взамен на это получит Азербайджан» - бывший спецсоветник Госдепа США

В течение прошлого 2018 года серьезных изменений в процессе урегулирования Карабахского конфликта не произошло. И в 2019 году тоже существенных сдвигов не будет, но Россия спровоцирует новые столкновения в зоне конфликта – чтобы напомнить обеим сторонам, кто именно является принимающим решения в этом вопросе. В беседе с Первым Информационным (1in.am) подводя итоги событий, произошедших в течение 2018 года вокруг «Арцахского» вопроса, такую оценку вынес бывший специальный советник Госдепартамента США, эксперт по вопросам народов СССР, профессор вашингтонского Института всемирной политики Пол Гобл. Американский аналитик считает, что президент Азербайджана Алиев стремится к «умеренному сближению» с Москвой, а Москва, убежден Гобл, готовая не колеблясь предать Армению, если узнает, что взамен получит Азербайджан. Но даже в этом случае неясно – готов ли Алиев ради Карабаха все дать Москве?

 

– Господин Гобл, по Вашей оценке, что именно изменилось в процессе урегулирования Карабахского конфликта за прошедший год? Где мы были в начале 2018 года и куда добрались сейчас?


– Фундаментальные проблемы в основном остались неизменными: Россия не хочет окончательного разрешения конфликта, потому что в этом случае она утратит свои рычаги влияния и на Ереван, и на Баку. США хотят, чтобы проблема была решена, но у них нет достаточно ресурсов в регионе – для продвижения урегулирования этого конфликта. А в Армении и Азербайджане у власти находятся такие правительства, которые отражают ту радикальную позицию общества, которая решительно против резких перемен в этом вопросе.

В то же время имели места два фундаментальных изменения, которые могут изменить ситуацию. В Армении сформировалось новое правительство, которое более независимо от Москвы, нежели любое правительство Армении со времен обретения независимости. А Азербайджан еще больше углубляет связи с Москвой. Вероятно, у Пашиняна пока нет достаточно сил для того, чтобы независимо действовать в вопросе Нагорного Карабаха: он прежде всего сконцентрируется на внутренних проблемах. И он, вероятно, не пожелает сделать шагов, которые будут противоречить влиятельному карабахскому лобби. Возможно, что ситуация изменится через один-два года. Тогда как в Баку Алиев стремиться с умеренному сближению отношений с Москвой. Москва может существенно расширить свое влияние в Азербайджане, если заставит Ереван отступить от своих позиций, пойти на уступки в вопросе Нагорного Карабаха. Я всегда был убежден в том, что Москва продаст Армению, предаст ее, если будет убеждена в том, что взамен на это получит Азербайджан. Но здесь есть одно большое «но» – неясно, готов ли Алиев все дать Москве, даже если это и проложит путь к возвращению Нагорного Карабаха?

Я предполагаю, что в 2019 году тоже не будет серьезных подвижек в процессе урегулирования, хотя Москва и спровоцирует новые столкновения, насилие – чтобы напомнить обеим сторонам, что никто кроме нее не может решать, что там должно происходить.


– После произошедших в Армении в апреле-мае известных перемен Арменией и Азербайджаном управляют достаточно разные по своему типу режимы. Сейчас Армения решительно движется к демократизации, а в Азербайджане сохраняется прежний режим. Эта новая ситуация может ли существенно повлиять на процесс урегулирования конфликта?


– Пашинян вынужден усиливать свою власть внутри страны, а сделать шаг в вопросе Нагорного Карабаха очень затруднит его дело во внутриполитическом плане. Алиев тоже не желает раскачивать лодку резким движением, следовательно, он будет придерживаться политики умеренного сближения с Москвой, чтобы не отвратить от себя Турцию и Запад.


– В течение прошлого года как в процессе урегулирования, так и в регионе вообще произошел ряд интересных развитий. Южный Кавказ посетил советник президента США по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, сделав в Армении известное заявление о том, что после победы на парламентских выборах Пашинян получит «сильный мандат» и может «предпринять решительные шаги» в направлении урегулирования Карабахской проблемы. Никол Пашинян и Ильхам Алиев провели две неофициальные встречи. Затем руководство Азербайджана начало делать странным образом довольно оптимистичные заявления о том, что для урегулирования армяно-азербайджанского конфликта «возникла благоприятная ситуация», глава МИД Азербайджана достиг «взаимопонимания» со своим армянским коллегой и так далее. Подобные заявления вызвали некоторые подозрения в том, что в рамках дипломатических переговоров происходит что-то, что главы двух стран держат в секрете. Как Вы считаете, в американской и российской политике в этом вопросе могут произойти серьезные изменения?


– У Пашиняна есть мандат, но у него нет мандата на решение вопроса Нагорного Карабаха. В вопросе Карабаха он продолжает политический курс своего предшественника. Если бы на Кавказе была активная представленность Запада, то это могло бы изменить ситуацию, но это маловероятно – с учетом отступления администрации Трампа от дипломатической вовлеченности, и уверенности в том, что он не введет войска в регион. А у России есть более важные вопросы, и в настоящее время Армения для Москвы является второстепенной задачей. Кремль не любит Пашиняна, ни не хочет сделать так, чтобы устремить его в объятия Запада. Следовательно, по всей вероятности дипломатический процесс вновь войдет в тупик.


– Эксперты считают, что администрация Трампа рассматривает урегулирование Карабахского конфликта как средство для усугубления изоляции Ирана. А Россия, как всегда, активна в этом вопросе. Плюс к этому, президент Беларуси Лукашенко на встрече с российскими журналистами раскрыл некоторые примечательные подробности российского плана урегулирования, которым предлагается вернуть пять районов «Арцаха» Азербайджану (неясно, что взамен на это должна получить армянская сторона), и размещение войск ОДКБ в зоне конфликта. Мы после этого должны ждать новых дипломатических усилий со стороны посредников?


– Если вопрос Карабаха будет решен в пользу Азербайджана, это даст США еще больше возможностей для того, чтобы изолировать Иран, поскольку решение Карабахского конфликта означает, что Тегеран потеряет возможность влиять на политические вопросы на Кавказе. Но Москва это понимает, и сделает так, чтобы этого не допустить. 

7.01.2019 16:50 / Просмотров: 59 / Печать
 
    В этом разделе:
     Лента новостей
    24.01.2019
    23.01.2019
     
    © 2019 All right reserved www.azadinform.az Powered by Danneo