Целесообразное решение

Конституционный суд Азербайджана решил в пользу банков вопрос о проблемных кредитах, выданных населению страны в иностранной валюте до девальвации маната.

 

 


Суть разбирательства в том, что буквально в начале сентября Бакинский апелляционный суд обратился в высшую судебную инстанцию с просьбой вынести окончательный вердикт с комментариями 422-й статьи Гражданского кодекса АР в контексте кредитных договоров. В упомянутой статье говорится, что если обстоятельства после заключения договора существенно изменились, любая сторона может потребовать либо прекращения действия документа, либо же внесения в него соответствующих изменений. Под существенным изменением обстоятельств имеются в виду ситуации, которые невозможно предвидеть на момент заключения договора. 


Не подрывая финансовую систему 


Признание судом девальвации маната как существенного обстоятельства для смягчения условий кредитных договоров должно было облегчить положение инвалютных банковских должников. Однако этого не произошло. Суд постановил, что просадка национальной валюты на фоне резкого падения биржевых цен на углеводороды не является основанием для смягчения условий кредитов, выданных в долларах. Исходя из решения КС, решение пленума по этому вопросу является окончательным.

Руководитель неправительственного Центра экономического и социального развития Вугар Байрамов в беседе с нами отметил, что Палата надзора за финансовыми рынками, проанализировав факторы уязвимости, затрагивающие финансовую систему, определила и контролирует требуемые в связи с ними меры. «Это весьма чувствительный механизм. Я лично не против социальной направленности шагов со стороны кредитодателей, однако при наличии бивалютной корзины и привязки маната к доллару и евро правильнее было бы соблюдать нынешний курс, что и делают банки. Кроме того, и Палата, и Центробанк содействуют координации работы и обмену информацией между коммерческими структурами, ответственно подходя к обеспечению финансовой стабильности, отслеживают посредством мониторинга изменения конъюнктуры, оперативно предоставляя участникам рынка соответствующие рекомендации», - сказал эксперт.

По мнению экономиста, это значит, что кредиты, полученные гражданами в иностранной валюте, будут оплачиваться по текущему курсу. «Если банк не применил скидку, заемщик должен платить в соответствии с кредитным договором, - отметил экономист. - Изменение условий договора возможно только на основе соответствующего соглашения с банком. К сожалению, несмотря на наши предложения о помощи долларовым заемщикам, ни Центробанк, ни коммерческие банки по вышеуказанным причинам пока не в силах пойти на уступки».

В этом контексте нелишне отметить, что согласно статистике ЦБА, в Азербайджане увеличилась доля просроченных долгов в структуре инвалютных кредитов, выданных банками и кредитно-финансовыми организациями. Согласно отчету регулятора, по состоянию на 1 июля сего года объем просроченных кредитов в инвалюте составил 19,0%, или 877,7 млн манатов.

Признаться, все это время в экспертных кругах и среде банковских заемщиков с нетерпением ждали решения специализированного органа конституционного контроля. Как сказал корреспонденту газеты «Каспiй» доктор экономических наук, профессор UNEC Эльшад Мамедов, он неоднократно подчеркивал важность решения этого вопроса в русле поддержки простых граждан. Профессор отметил, что действующие на кредитном пространстве нашей страны коммерческие банки и прочие кредитно-финансовые организации все эти годы уклонялись от соблюдения главного закона страны, кредитуя население в иностранной валюте. Согласно Конституции, национальная валюта признана единственным платежным средством на территории Азербайджана. Таким образом, наблюдалось грубое нарушение Конституции, повлекшее за собой существенную долларизацию и дисбаланс, вызванный большим удельным весом долларовых кредитов в структуре кредитных портфелей финансовых организаций.

В целом же, на взгляд опрошенных нами финансовых аналитиков, в обществе и экспертных кругах ожидали, что решение высшего органа конституционного контроля будет хоть отчасти в пользу долларовых заемщиков. Поскольку, на взгляд Эльшада Мамедова, коммерческие банки также несут ответственность за проблемы, сопряженные с бесконтрольной выдачей потребительских кредитов населению в иностранной валюте. Тогда как главная роль банковской системы заключается в ее трансмиссионной функции, а банки, по своей природе, должны тесно взаимодействовать с реальным сектором экономики.

Ведь, по сути, кредитование реального сектора экономики должно быть приоритетным направлением деятельности банковской системы, поскольку представляет собой подразделение национального хозяйства, в котором создаются материальные и нематериальные ценности, способные удовлетворить потребности населения. Кроме всего прочего, реальный сектор народного хозяйства является экономической базой, в которой создается прибавочный продукт, обеспечивающий функционирование финансового сектора. Это основа основ, определяющая ее уровень и специализацию. 


Важные обстоятельства 


В настоящее время экономика переживает структурные преобразования и качественные изменения в плоскости улучшения условий предпринимательской деятельности и создания благоприятного инвестиционного климата. Запускаются механизмы обеспечения инновационной активности компаний, формируется и развивается национальная финансовая инфраструктура, ориентированная на эффективное долгосрочное финансирование инвестиций, однако для активной трансформации сбережений населения в инвестиции в отечественную экономику требуется определенный период развития.

В целом же банковский сектор, получивший поддержку, в том числе, Конституционного суда, принявшего решение в пользу кредитно-финансовой системы, должен, наконец, обеспечить поток финансовых средств из кредитно-финансового сектора в реальную экономику, а не заниматься такими нежелательными для национальной экономики направлениями, как потребительское кредитование, основанное на стимулировании импорта.

Говоря о последствиях положительного для банков решения органа конституционного контроля, Э.Мамедов обратил внимание на ключевые обстоятельства. «Хочу отметить два существенных момента. В первую очередь высокую маржу банков, достигающую с учетом ставок по вкладам и кредитам от 12-25%. Аппетиты банков фактически удушают деловую активность, мешая развитию экономических процессов. Поэтому даже с учетом девальвации решение в пользу потребителей будет способствовать достижению определенного баланса денежно-кредитной политики. И потом, если потребители не в состоянии оплачивать взятые кредиты, такое положение не способствует развитию экономики», - сказал профессор, отметив, что все это время банковский сектор присваивал большие прибыли, и таких высоких процентов по кредитам нет ни в одной развитой экономике мира.

Тем временем, по данным банковского эксперта Акрама Гасанова, перед судом был поставлен вопрос: является ли девальвация существенным изменением обстоятельств. По данным нашего собеседника, зарубежный опыт в этой сфере различный и весьма емкий, имеется широкий материал для изучения. Так, в Германии в XX веке суды неоднократно принимали решения, где признавали девальвацию и инфляцию изменением обстоятельств. Имеется опыт Франции, США и других стран, где не всегда падение валюты признавалось существенным изменением обстоятельств. То есть зарубежная практика является для нас прецедентом и представляет большой теоретический материал для обоснования принятого решения. «Суд пишет, что по закону «О Центробанке» регулятор периодически определяет курс маната к иностранным валютам. Мол, заемщик должен знать и учитывать это, и потому девальвация не является чем-то неожиданным», - сказал собеседник.

Между тем до перехода этого вопроса в судебную плоскость эксперты предлагали решить его в контексте трехсторонней концессии. О том, что ответственность по банковским кредитам, выданным в долларах, следует разделить поровну между банками, заемщиками и государством, говорится уже не первый год, однако реальных подвижек в направлении решения этой проблемы еще не было. Говоря о необходимости трехсторонней ответственности по инвалютным долгам, автор упомянутого пакета предложений, председатель ЦЭСР Вугар Байрамов ссылается на существующий уровень возможностей рынка капитала, не позволяющий фондовому рынку продавать токсичные активы и проблемные активы по примеру развитых стран. Принимая во внимание эти и прочие обстоятельства, выходом из создавшегося положения может быть применение компромиссного механизма, сообщил экономист.


Не подвергаясь существенному бремени 


Особенность этого механизма заключается в том, что ни одна из сторон не подвергается серьезному финансовому бремени. «Думаю, что принять это решение было бы целесообразно для общей пользы, поскольку механизм трехсторонней концессии предполагает прямые и косвенные средства правовой защиты», - уверен В.Байрамов. Но главное, изобретать велосипед в сложившихся условиях не придется, поскольку прецеденты уже имеются. К примеру, после глобального финансового кризиса в Соединенных Штатах была принята специальная программа по улучшению токсичных активов и проблемных кредитов в банках. Причем программа обошлась государству в кругленькую сумму ($4 млрд), поскольку пришлось скупать токсичные активы банков, а также проблемные кредиты, с последующим внедрением на рынок.

Вкратце о главном: предложение о трехсторонней ответственности сводится к тому, чтобы поделить девальвационные издержки заемщиков на три части. Скажем, если до февральского падения национальной валюты в 2015 году доллар стоил 0,78 маната, то после 21 декабря того же года подорожал до 1,7 маната, то есть реальный ущерб заемщиков на каждой единице обменного курса составил 92 гяпика. Так вот, предлагается, чтобы каждая из сторон заплатила по 30 гяпиков, т.е. граждане возвращают банку 1,1 маната, а остальные 60 гяпиков делятся между банком и государством. При этом возникает вопрос о механизмах реализации и будет ли такое решение касаться кредитов бизнеса, или же оно охватит только потребительские кредиты. Иные эксперты уверены, что идти на уступки бизнесу не стоит. Скорее всего, теперь конкретные судебные решения, если и будут выноситься, коснутся они только потребительских кредитов. Но есть важный нюанс - в Азербайджане имеются миллионные бизнес-кредиты, оформленные под видом потребительских.

Путей выхода из сложившейся ситуации множество, и последнее решение Конституционного суда следует понимать в аспекте полной целесообразности. Очевиден тот факт, что крепнущие позиции национальной экономики и устойчивое развитие народного хозяйства в русле диверсификации от углеводородной зависимости явились мощным стимулом, позволившим добиться финансового равновесия. А ведь это главное условие решения многих финансовых вопросов, в том числе и сложностей, связанных с долларовым кредитованием. 


Тамара ХАЙРУЛИНА


Проект осуществляется при содействии Фонда государственной поддержки развития СМИ при Президенте Азербайджанской Республики 

25.09.2018 11:48 / Просмотров: 63 / Печать
 
    В этом разделе:
     Лента новостей
    11.12.2018
    10.12.2018
     
    © 2018 All right reserved www.azadinform.az Powered by Danneo