Али Гасанов: «В Баку 11 тысяч семей вынужденных переселенцев живут в 117 аварийных зданиях» - ИНТЕРВЬЮ

«Мы разоблачили сеть, которая под предлогом распределения квартир собирала деньги у вынужденных переселенцев».


 

 

 

Интервью АПА с заместителем премьер-министра, председателем Госкомитета по работе с беженцами и вынужденными переселенцами Али Гасановым.

 

- На сегодняшний день построено 97 современных поселков для беженцев и вынужденных переселенцев. Сюда были переселены 53 тысячи семей, 265 тысяч человек. Сколько еще вынужденных переселенцев нуждается в улучшении жилищных условий?

 

- Сегодня 343 тысяч вынужденных переселенцев все еще проживают в тяжелых условиях. Их также необходимо переселить в новые квартиры. Часть этих вынужденных переселенцев живет в аварийных зданиях в городах Баку, Сумгаит и Гянджа. Поэтому I вице-президент Мехрибан Алиева в первую очередь начала с переселения вынужденных переселенцев из аварийных зданий. В городе Баку 11 тысяч семей вынужденных переселенцев, то есть примерно 60 тысяч человек живут в 117 таких аварийных зданиях. В отношении зданий, где проживали 4 тысячи из 11 тысяч семей, МЧС вынесло техническое заключение, что в этих аварийных зданиях в принципе жить нельзя. Поэтому Мехрибан Алиева дала поручение переселить в первую очередь эти семьи. После переселения 4 тысяч семей начнется процесс по переселению остальных 7 тысяч семей.

 

Для обеспечения квартирами 343 тысяч вынужденных переселенцев президент увеличил объем средств, выделенных из Госнефтефонда на эти цели. Если в этом году было выделено 90 млн. манатов, то на следующий год эта сумма составит 200 млн. манатов. Новые поселки будут построены вокруг Баку и в районах. До падения цен на нефть на строительство поселков для вынужденных переселенцев выделялось 300 млн. манатов. Каждый год мы переселяли в новые поселки 4 тысячи семей, 20 тысяч человек. К сожалению, после падения цен на нефть этот процесс был приостановлен. Теперь этот процесс постепенно будет восстанавливаться. Считаем, что проблем с финансами не возникнет. В настоящий момент покупаются готовые квартиры, а также строятся поселки с привлечением средств из разных источников. Мы должны переселить 343 тысячи вынужденных переселенцев в квартиры с нормальными условиями.

 

Для нормализации жизненных условий вынужденных переселенцев проводятся регулярные мероприятия. Уровень бедности среди вынужденных переселенцев в 2003 году составлял 75%. В результате проведенных государством мероприятий в настоящий момент этот показатель составляет 12%. В настоящий момент трудоспособны 380 тысяч вынужденных переселенцев. 200 тысяч из них обеспечены постоянной, 160 тысяч – сезонной работой. Оставшиеся 20 тысяч трудоспособных вынужденных переселенцев должны быть обеспечены работой. В 2016 году на одного вынужденного переселенца в течение года было потрачено 765 манатов. Это самый высокий показатель в мире в конфликтных зонах. Некоторые скажут, что такое 765 манатов, но это не так. Ежегодно эта сумма составляет почти 300 млн. манатов.

 

Раньше за коммунальные услуги вынужденных переселенцев платил Госкомитет по работе с беженцами и вынужденными переселенцами. В этом году президент подписал указ. Оплата коммунальных услуг вынужденных переселенцев превратилась в ежемесячное пособие для них. Это также было направлено на адаптацию вынужденных переселенцев, на то, чтобы они обеспечивали себя сами. Вы видите, начинается процесс возвращения. И этот шаг президента говорит о его дальновидности.

 

Если внезапно отвезти этих людей на недавно отстроенную территорию, им будет трудно. Потому что те люди опекаются здесь, государство делает для них все, и им было бы трудно привыкнуть жить свободно, если бы они сразу вернулись в свои села. Поэтому президент распорядился о переходе к системе пособий. В местах, где установлен счетчик, за воду, газ и свет мы платим 36 манатов за каждого вынужденного переселенца. А в местах, где счетчика нет, Госкомитет сам осуществляет коммунальные платежи, и тем вынужденным переселенцам ежемесячно выплачивается 20 манатов. С установлением счетчиков это постепенно будет устранено. К примеру, какое-то время в Билясуваре было выражено недовольство в связи с электроэнергией, но проблема была решена. Мы знали, что трудности будут, люди должны пройти процесс адаптации. В предыдущий период люди жили за счет предоставленной им помощи. До того, как они стали вынужденными переселенцами, они работали, жили, содержали семьи. Однако в течение 20 лет люди потеряли привычку независимо содержать семью и работать. Эта привычка должна быть восстановлена, они должны пройти процесс адаптации. В настоящее время мы занимаемся этим. Когда мы говорим международным гуманитарным организациям: давайте, реализуем такие программы по реабилитации, нам отвечают, что в мире такой практики нет. Мы отвечаем, что знаем, что нет. В мире не было такого, чтобы беженца били дубинкой, но и это произошло. Говорим: видите, Азербайджан продвинулся вперед, решил проблемы, а теперь потрудитесь, дайте направление, придите и реализуйте программы по восстановлению привычки трудиться. Большая часть вынужденных переселенцев – это новое поколение, они родились в семье переселенцев. Есть вынужденные переселенцы, которым уже 25 лет. Такие семьи живут в разных районах, их диалект изменился, они приняли диалект, кухню и традиции мест, где проживают. Если кяльбаджарец приехал в Уджар, Зардаб, Кюрдамир, вырос там,  изменилось состояние его здоровья и адаптация к экологической среде. Мы говорим международным организациям, что их обязанность – прийти и помочь. Пусть потрудятся, направить эти средства на такие проекты, реабилитацию.

 

- Одной из серьезных проблем является проживание вынужденных переселенцев в домах местных жителей. Местных тоже можно понять. Среди них есть такие, кто, имея свои дома, 25-30 лет снимают квартиру. Что делает государство для решения этой проблемы?

 

- В свое время вынужденные переселенцы размещались в домах, разных граждан. Я считаю неверно использовать выражение «захват домов беженцами». Те квартиры не были захвачены,  я никогда не использовал этот термин. И прессе тоже говорил, что квартиры не были захвачены. Из-за неумения править страной руководство тех лет людей размещало хаотично. Что те люди могли поделать? Они стали вынужденными переселенцами, никто их не встречал, не размещал, кто где смог, там и разместил.  Разве это захват? Нет. Если например, какой-то чиновник или гражданин говорят, что его квартиру захватил вынужденный переселенец, я обижаюсь, тут же отвечаю, говорю, что извини, твоя квартира не была захвачена. Разве это захват? В то же время мы должны освободить эти квартиры. Речь идет о почти 6 тысячах квартирах. Мы начали этот процесс. 5 лет назад было освобождено около 70 квартир, но этот процесс впоследствии был остановлен по причине финансового кризиса, снижения цены на нефть. С появлением финансовой возможности процесс освобождения квартир, принадлежащих гражданам, будет вновь восстановлен.

 

Владельцы этих квартир не виноваты, я их понимаю. Эти люди стоят в очереди на протяжении 20-30 лет, перед получением квартиры или ордера на квартиру  вынужденные переселенцы размещаются там. Я даже поднимаю этот вопрос, говорю, давайте освободим эти жилплощади, переселим вынужденных переселенцев в новые квартиры, чтобы между местным населением и вынужденными переселенцами не было конфликтов. Как вы видите, государство уделяет внимание этому вопросу, поэтому конфликтов не бывает.

 

Также хочу обратить внимание на другой вопрос. Я являюсь председателем Комиссии по гуманитарным вопросам, международные организации реализуют программы в связи с вопросом беженцев. Предположим, для вынужденных переселенцев в одном селе проводят водопровод. Я спрашиваю их, сколько у вас есть средств на это. Отвечают, 100 тысяч долларов, будет пробурено 6 артезианских скважин. Тогда я говорю, пусть 4 артезианские скважины будут пробурены для вынужденных переселенцев, 2 – для сельского населения. Таким образом, между жителями села и вынужденными переселенцами не будет конфликтов.

 

Таких деликатных проблем много. Мы поднимаем эти проблемы перед международными организациями, каждый год в Женеве я выступаю в Исполнительном комитете Верховного комиссариата ООН по вопросам беженцев. Когда они приезжают сюда и видят построенные для вынужденных переселенцев городки, то считают, что уже ничего не нужно. В своих выступлениях я заявляю, что международные организации должны оставаться в Азербайджане. Некоторые международные организации мы специально оставили в стране, так как средства не выделялись. После освобождения наших земель от оккупации, эти международные организации будут нужны нам. Президент также выражает поддержку этому вопросу.

 

- Среди вынужденных переселенцев ходят слухи о том, что выделенные им квартиры различными путями продаются другим лицам. Сообщается, что некоторые маклеры проявляют активность в этом деле. Была ли проверена эта информация в комитете? Были ли выявлены подобные случаи?

 

-  Когда я занимал должности первого секретаря и председателя Исполнительного комитета Сумгаита, я обладал правом распределять квартиры, имел практику в этой области. В тот период я также сталкивался с различными махинациями, предотвращал их. В распределении квартир вынужденным переселенцам можно столкнуться с разными случаями. Предположим, они зарегистрированы в одном месте, однако когда приобретают жилье в другом месте, часть вещей оставляют там. Когда же начинается переселение, они возвращаются обратно.

 

 

Что же касается вопроса продажи квартир, то в течение 20 лет моей работы ни один человек не смог доказать это. Но случаи продажи квартир есть. Как это происходит? Вынужденные переселенцы делают это тайно между собой. Например, вынужденный переселенец где-то строит, покупает себе дом, находит клиента, ночью заносит туда все свои вещи. И никто ничего не подозревает. Он забирает свои деньги и уходит. На утро представители ЖЕУ видят, что там проживает другой человек. Закон же не позволяет просто выселить из квартиры купившего ее. Мы подаем в суд, но там волокита. Вот так вот. Отсюда и исходят слухи о продаже квартир.

 

Есть и случаи мошенничества, с этим мы боремся сами. Например, женщина из Агдама собрала 350 тысяч манатов у 40 человек с обещанием дать жилье. Эта женщина была арестована на основе именно нашего обращения в правоохранительные органы. Или же еще одна женщина, вынужденный переселенец из Джабраилского района и два ее помощника собрали у вынужденных переселенцев по той же схеме 150 тысяч манатов. В Баку действовала занимавшаяся этими делами специальная группа, сеть, которую мы сами разоблачили. Мы представили необходимую информацию правоохранительным органам. Мы стараемся, чтобы в связи с этим принимались юридические меры, а также, чтобы общественность осуждала такого рода действия.

 

- Согласно новому порядку, определены лица со статусом вынужденного переселенца, которым не будут выплачиваться ежемесячные пособия. Каким образом изменилось число получающих и не получающих ежемесячное пособие вынужденных переселенцев? Сколько вынужденных переселенцев получают 36, сколько – 20 манатов?

 

 

- 403 тысячи вынужденных переселенцев получают ежемесячное пособие в размере 36 манатов, 102 тысячи – 20 манатов. Около 40 тысяч вынужденных переселенцев не получают ежемесячное пособие.

26.12.2017 15:20 / Просмотров: 192 / Печать
 
    В этом разделе:
     Лента новостей
    19.10.2018
     
    © 2018 All right reserved www.azadinform.az Powered by Danneo