Влияние роста населения мусульманского мира на его отставание

Статья из книги доктора философских наук, профессора Рафика Алиева «Проблемы отсталости и развития мусульманского мира». В этой книге дается всесторонний анализ разнообразных концепций социально-культурного и экономического развития стран исламского мира, выдвигаемых как мусульманскими, так и немусульманскими авторами, предпринимается попытка глубокого изучения действительных причин отсталости и слаборазвитости этих стран. Автор надеется, что выводы и положения книги могут быть интересными и полезными для специалистов, занимающихся проблемами ислама и мусульманского мира.


Говоря о причинах отсталости развивающихся стран, некоторые специалисты придают важное значение сравнительно быстрому увеличению численности населения в качестве первостепенного фактора, оказывающего негативное и тормозящее воздействие на их развитие. Этот демографический взрыв, согласно им, способствует распространению массовой безработицы и нищеты в таких странах. Они единодушны в том, что «значение фактора перенаселения перерастает национальные рамки и приобретает глобальный характер. Этот фактор играет исключительно важную роль в объяснении не только феномена слаборазвитости, но и зависимости. Накопление перенаселения в развивающихся странах оказывает влияние на структуру международного капиталистического разделения труда, движение капиталов и сам процесс накопления капитала в мировом масштабе» (64, 142).

Идея депрессивного воздействия демографического фактора на развитие рассматривается в работах Б.И. Славного. Осмысливая некоторые проблемы современного этапа эволюции развивающихся стран, этот известный российский специалист по их экономическим проблемам придает важное значение росту народонаселения как фактору, оказывающему огромное влияние на экономические и социальные условия и делает особый акцент на роль демографии: «Вольно или невольно, - пишет он, - политэкономия толкает исследователя на признание важной роли демографического фактора» (75, 110). Избыточное население Б.И. Славный считает средоточием нищеты и демографического роста, тормозом на пути  развития капиталистического сектора экономики. «Происходит грандиозный исход трудовых ресурсов из деревни в города развивающегося мира: ритм процесса урбанизации здесь выше когда-либо  достигавшегося в ныне развитых регионах мира. Наряду с современным производством, огромный размах получило строительство, осуществляемое с применением неквалифицированного труда в широких масштабах. И при всем этом традиционный сектор не только не уменьшился, но в абсолютных показателях продолжает расти, несмотря на некоторое относительное снижение» (75, 69). В результате не получают достаточного развития современные формы экономической деятельности.

Отметим, что среди ученых нет единства относительно демографического детерминизма: «В его рамках существует два направления. Одно из них рассматривает рост населения в качестве определяющего фактора социального прогресса; другое, наоборот, считает рост населения главным тормозом общественного развития. Так, например, классику английской буржуазной политической экономии ХХ века Д.М. Кейнсу рост населения представлялся «Злым Духом», источником бедствий, постигающих человечество» (81, 90).

Быстрый рост населения характерен сегодня только для развивающегося мира. По словам А.И. Уткина, «за минувшие пятьдесят с лишним лет население Земли удвоилось, достигнув численности свыше 6 миллиардов человек, а Запад, по существу, прекратил даже воспроизведение уже достигнутого уровня своего населения. В 1950 году доля индустриального мира сократилась до 29 процентов от всего населения планеты. В дальнейшем ритм сокращения ускорился: в 1970-м эта доля составила 25 процентов, а в 2000-м – 18 процентов. На рубеже ХХ и ХХЫ веков на Западе проживала уже только одна шестая часть населения планеты. И уж совсем малообещающей является проекция на будущее. В 2050 году, согласно прогнозам, на Западе будет проживать только 10 процентов мирового населения» (82, 53).

Быстрыми темпами растет и  мусульманское население мира, в первую очередь, в Турции, Египте, Саудовской Аравии, Йемене, Афганистане, Марокко, Индонезии, Пакистане. Например, «ежегодные темпы роста населения Королевства Саудовской Аравии составляют около 3,7 % и являются одними из самых высоких в мире… Коренное население КСА к 2020 году достигнет 29, 7 млн. человек, т.е. возрастет по сравнению с 2000 годом на 89, 2% » (14, 100). Население Марокко, Алжира, Туниса, Ливии и Египта увеличится в следующие двадцать пять лет на 73 миллиона человек. В 2025 году население Египта достигнет 96 миллионов человек. К 2050-му году в современных пустынных пространствах между Марокко и Персидским заливом будут жить 0,5 миллиарда человек, а в Южной Азии – 700 миллионов мусульман Пакистана, Ирана, Афганистана, Бангладеш (82, 60-61). К 2025 году удвоится население арабского мира. Специалисты обращают внимание на то, что «одним из ведущих центров ислама и его радикализма является Пакистан, который с населением 140 млн. человек относится к числу крупнейших мусульманских стран. Согласно расчетам, численность пакистанцев к середине ХХЫ века может перевалить за 300 млн., и по числу жителей он, безусловно, станет  лидером в мусульманском мире» (17, 117).    

Несбалансированный рост народонаселения составляет особые трудности для экономического и социального развития  таких  мусульманских стран, как Пакистан, Бангладеш, Индонезия, Египет, «где фактор аграрного перенаселения и деформация всей системы занятости достигли наибольшей силы и глубины, а традиционные сферы хозяйства, где сосредоточено большинство работающих, находятся в состоянии деградации» (64, 146). Серьезные проблемы создает непомерно высокое увеличение населения в Саудовской Аравии, которое начало опережать темпы роста ВВП. Обостряется проблема его трудоустройства. В настоящее время 13 % трудоспособных жителей этой страны не имеет постоянной работы (14, 100). Согласно официальным данным, «за послевоенный период численность населения Турции выросла более чем в три раза: с 19 млн. в 1945 г. до 65 млн. в 2000 г. При среднегодовом увеличении ВВП на 4-5 % такие темпы (количественно население ежегодно наполнялось в среднем более чем на 1 млн. чел.) не могли обеспечить повышение ни уровня, ни качества жизни для его большинства» (79, 66-67).

Особенно болезненной для мусульманского мира является проблема безработицы. В Тунисе она составляет 40%  самодеятельного населения. В Египте каждый пятый - безработный (8, 279). В этом отношении нельзя не согласиться с выводом Л.А. Фридмана, что «численность безработных, лиц неопределенных профессий и статуса, т.е. маргинального населения, обычно увеличивается особенно быстро именно в периоды глубокой перестройки отраслевой структуры занятости, расширения масштабов и радиуса миграционных процессов, ускорения горизонтальной и вертикальной социальной мобильности населения. Именно поэтому в большинстве тех стран, где особенно быстро и в наиболее крупных масштабах происходила перегруппировка самодеятельного населения – из сельского хозяйства в промышленность, торговлю и сферу обслуживания, - она сопровождалась, по крайней мере, временным ростом безработицы, неполной и нерегулярной занятости» (84, 57). В Турции, например, «в 1999 г. процент полностью безработных в экономически активном населении составлял 6,3 %, а не полностью занятых – 7,9 %, всего, таким образом, 14,2%» (79, 67).

Скачок в численности населения или так называемый «демографический взрыв» в мире ислама усиливает миграционные процессы, часть населения перемещается в города. В Турции, например, «массовый характер приобрели миграции населения – из отсталых восточных регионов в более развитые западные и центральные, из деревень - в города. В стране развернулась стремительная урбанизация. Согласно данным официальных переписей, удельный вес городского населения, равный в 1950 г. 25%, поднялся в 1997 г. до 65%… Появился ряд новых городов, а уже существовавшие обросли неблагоустроенными кварталами и пригородами» (79, 67). В Пакистане растет удельный вес низших городских слоев, что, в свою очередь, способствует поддержанию и консервации традиционных общественных связей, мешающих ускоренному развитию по западной модели. Яркий пример сохранения мигрантами традиционных связей являют районы их расселения в  пакистанском городе Карачи. «Особенностью самосознания и социально-психологических установок мигрантов становится в этих условиях ориентация на поддержание традиционных общественных связей и контактов, закрепление («второе издание») кастовых, клановых, общинно-племенных порядков, земляческих и родственных сообществ. Характерно в этой связи, что каждый из обследованных в Карачи районов расселения мигрантов отличался от другого национальным (этнолингвистическим) составом большинства населения и включал в основном людей, приехавших из одной и той же деревенской местности» (15, 75).

Социальная напряженность, вызванная проблемами безработицы, плохих жилищных условий, низкими заработками, смягчается в некоторой степени за счет экспорта рабочей силы в западные страны. «По минимальным оценкам, численность мусульман сейчас уже составляет 3 миллиона в Германии, 2 миллиона – во Франции, 1 миллион – в Великобритании и 750 тысяч – в Италии… Мусульмане составляют пятую часть населения Вены» (82, 58). Широко развернулась миграция турецких граждан в зарубежные страны «после принятия Турции (с 1 января 1964 г.) в качестве ассоциированного члена ЕЭС – именно туда, в первую очередь в ФРГ, устремился основной поток турецких рабочих-мигрантов. Позже он распространился на другие страны и регионы Арабского Востока (страны СНГ и др.), но основная масса турецких мигрантов по-прежнему находит работу в государствах Западной Европы, где их численность в 1998 г. достигла 2,9 млн. чел., в том числе в ФРГ – 2,1 млн. Всего за рубежом на конец 90-х годов находилось 3,4 млн. мигрантов из Турции» (79, 68). По всей вероятности, именно это и является одной из значительных причин затягивания процесса принятия Турции в ЕС, ибо сегодня «в Европейском Союзе 15 миллионов мусульман. Ислам уже потеснил иудаизм на третье место, став второй религией в ЕС» (82, 59), Турция же, «с точки зрения общественно-политических реалий, это государство явно более правовое, более светское и более интегрированное в западную систему ценностей и приоритетов, чем ее ближневосточные соседи (например, Иран, Ирак или Сирия), а в некоторых отношениях, чем даже ее соседи по Европе, такие, как Россия, Украина или Болгария. В экономическом плане Турция – страна, вплотную подошедшая по многим основным параметрам к стадии индустриально-аграрного развития» (59, 287).

Трудности, связанные с миграцией граждан, характерны и для мусульманских республик СНГ. Если в первые после падения СССР годы легальный или нелегальный экспорт малоквалифицированной рабочей силы из этих республик в наиболее развитые зоны Российской Федерации облегчал до определенной степени решение ее трудностей, то сегодня под влиянием политических интересов идет процесс выталкивания иммигрантов из России, что может в той или другой мере обострить экономические и социальные проблемы в постсоветском мусульманском ареале. Этот процесс особенно ускорился после 1 апреля 2007 года. Для Азербайджана, например, он чреват обострением проблемы занятости вопреки огромным усилиям государства во главе с Президентом И.Алиевым для ее решения, ибо «один из ключевых аспектов его экономической политики – экспорт рабочей силы в Россию. Валютные поступления от примерно 2 млн. азербайджанцев, работающих в России, - один из важнейших источников дохода республики» (62, 129). 

Бурный рост населения мусульманских стран обычно связывается с особенностями, присущими исламской культуре, одна из которых заключается в том, что ислам  авторитетом Священного Писания требует бережно относиться к жизни, не чинить насилия, не кончать жизнь самоубийством: «Не убивайте самих себя» (ан-Ниса, 29). Он запрещает убивать детей: «Не убивайте ваших детей от бедности – Мы прокормим их и вас» (ал-Анаам, 151; ал-Исра, 31). Жизнь верующего, согласно исламу, такая же его неотъемлемая собственность, как и его имущество. Ислам решительно запретил также распространенный в период джахилии обычай закапывать живьем новорожденных девочек из боязни позора или нищеты: «И когда зарытая живьем будет спрошена, за какой грех она была убита» (ат-Таквир, 8-9). Если отмеченные аяты Корана свидетельствуют, с одной стороны, о требовании ислама бережно относиться к жизни и сохранить ее, то с другой, – говорит о заботе Аллаха о Своих творениях, в том числе о пропитании человека. «Ислам, - как показывает Э. Кулиев, - расценивает демографический контроль как покушение на законное право супругов иметь потомство и считает его неверным путем разрешения продовольственного кризиса. Следствием такого идеологического обоснования высокой рождаемости является быстрое увеличение численности мусульманской цивилизации. По некоторым прогнозам, за ближайшие полвека она вырастет более чем в полтора раза: к 2050 г. население 40 мусульманских стран составит 1529 млн. человек (в 1998 г. – 982 млн. человек)» (45, 57-58). 

Такое  влияние ислама на демографические процессы дает повод Д.Е. Еремееву утверждать, что «ислам всячески поощряет деторождение, многодетность. Бесплодие женщины считается наказанием Аллаха, огромным несчастьем. Намеренная бездетность, как и безбрачие, - тяжкий грех. Происхождение этих мусульманских предписаний некоторые исламоведы связывали с тем, что якобы Мухаммеду, а позже -–халифам высокая рождаемость в среде приверженцев его вероучения была нужна для того, чтобы успешней пополнять ряды воинов ислама. Однако заповедь «плодитесь и размножайтесь» стара, как мир. Все это опять-таки традиции патриархального общества. Основываясь на этих постулатах ислама, мусульманские богословы выступают против искусственного прекращения беременности, контрацептивных средств. Не удивительно, что рождаемость в мусульманских странах находится на уровне мировых рекордов» (33, 60).

Несомненно, существуют определенные проблемы в связи с быстрым ростом населения в исламском мире. Но переоценивать эти проблемы и феномен перенаселения в целом, на наш взгляд, не правомерно. Во-первых, рост населения приветствует не только ислам, а все небесные религии, в том числе христианская. «Папа Павел ВЫ в своей энциклике 1968 года «О человеческой жизни» отрицал любые средства и способы, ограничивающие число детей. «Всякий акт супружеской близости, - указывается в ней, - должен открывать возможность передачи жизни». И эту энциклику папа Павел  ВЫ  издал, не считаясь с общественным мнением католических стран и с тем, что в 1965 году 83 лауреата Нобелевской премии обратились к нему с просьбой отменить запрет католической церкви на аборты и контрацепцию» (81, 88)). Во-вторых, рост численности населения не только не мешал развитию мусульманских стран, а сам явился порождением процесса модернизации. По мнению специалистов, реконструировавших динамику численности населения мира, ускорение демографического роста проявляет себя в мусульманском мире лишь с ХЫХ в. До этого времени динамика народонаселения регулировалась традиционными мерами (восточная форма правления, старый механизм эксплуатации, притеснения и вымогательство, чрезмерные налоги), а после «модернизация, разрушив старый механизм эксплуатации и, следовательно, традиционные регуляторы демографического роста, не  оказалась столь же эффективной в создании новых механизмов и регуляторов» (64, 151-152). В условиях, когда только небольшая часть мусульманского населения становилась на путь современного развития, основная его масса продолжала сохранять многие традиционные установки в своем образе жизни, в самих целях воспроизводственного процесса, что и вызвало наблюдаемое сегодня форс-мажорное развитие демографической ситуации в мусульманском мире. В-третьих, имеют место экономические, социальные и демографические различия между отдельными мусульманскими странами. Например, для Малайзии, а также для нефтедолларовой группы мусульманских государств рост населения не составляет особой проблемы. С другой стороны, темпы годового прироста населения, например в Алжире, намного больше, чем в соседнем Тунисе. В-четвертых, демографические процессы в ряде мусульманских стран, например в арабских, не вызывают к жизни столь остро, как в других развивающихся странах, такую социальную болезнь, как безработица. Некоторым из них присуща «хроническая нехватка рабочей силы…Дело в том, что топливно-энергетические запасы арабского мира, а с ними и повышенный спрос на рабочие руки, рожденный нефтяным «бумом», сосредоточены в одних странах, а предложение «избыточных» трудовых ресурсов – в других… Концентрация предложения «избыточных» трудовых ресурсов на одном полюсе арабского мира и неудовлетворенного спроса на эти ресурсы – на другом  вызвала к жизни массовую миграцию рабочих рук. Иностранную рабочую силу импортируют ОАЭ, Катар, Кувейт, Саудовская Аравия, Ливия, Бахрейн, а также Оман. Постоянными экспортерами рабочей силы в зону Персидского залива, а также в Ливию является Иордания (откуда эмигрируют и палестинцы, оказавшиеся на территории этой страны), ЙАР, Сирия, Египет, Судан» (77,23-24). Целый ряд арабских стран, особенно Иордания, Йемен, Египет, Марокко, финансируют свои международные расчеты с помощью баланса переводов, то есть главным образом за счет валютных поступлений от рабочих и инженеров, занятых в соседних нефтеэкспортирующих странах. К началу 80-х годов прошлого века «свыше 1,6 миллиона магрибинцев находились в странах Западной Европы, главным образом во Франции (782 тысячи алжирцев, 400 тысяч марокканцев, 184 тысячи тунисцев), а также в Бельгии, Голландии и ФРГ…В основном это «трудовые мигранты», получившие возможность работать за границей, достичь там определенного уровня квалификации и прокормить (путем денежных переводов) свои семьи, оставшиеся на родине. Они многое усваивают в плане профессионально-технического образования, мировоззрения, принципов организации… Для большинства из них эмиграция – способ… приобщиться к жизни, традициям и социальному уровню рабочего класса стран развитого капитализма» (48, 18).      В-пятых,   современные формы общественной жизни, методы гигиены и медицины, различные контрацептивные средства, вопреки исламскому запрету на них, могут способствовать приемлемому регулированию роста населения.

Итак, есть основание сказать, что перенаселение может осложнить социально-экономические проблемы мусульманского мира, но это не следует рассматривать как основную причину его отсталости, ибо и демографический взрыв представляет собой не социально-экономическое явление, а закономерное воспроизводство населения в его историко-традиционалистской детерменированности.


Рафик Алиев,

доктор философских наук, профессор

25.11.2017 16:04 / Просмотров: 1121 / Печать
 
В этом разделе:
 Лента новостей
18.12.2017
16.12.2017
15.12.2017
14.12.2017
 
© 2017 All right reserved www.azadinform.az Powered by Danneo