Точка отсчета отставания исламского мира

Статья из книги доктора философских наук, профессора Рафика Алиева «Проблемы отсталости и развития мусульманского мира». В этой книге дается всесторонний анализ разнообразных концепций социально-культурного и экономического развития стран исламского мира, выдвигаемых как мусульманскими, так и немусульманскими авторами, предпринимается попытка глубокого изучения действительных причин отсталости и слаборазвитости этих стран. Автор надеется, что выводы и положения книги могут быть интересными и полезными для специалистов, занимающихся проблемами ислама и мусульманского мира.



Перед тем как приступить к поиску причин отсталости мира ислама в своем развитии от Запада, следует определить тот отрезок времени, когда этот процесс начался.

Мы уже отмечали, что в средние века мусульманский мир создал богатую цивилизацию, и по уровню своего социально-экономического и культурного развития стоял выше современных ему стран Европы. Арабские завоевания ВЫЫ-ВЫЫЫ вв. превратили Халифат в важнейшее и обширнейшее государство этого периода. «Муавийа, Абд ал-Малик и Хишам правили в Дамаске около двадцати лет каждый и оказались весьма распорядительными хозяевами завоеванной арабами империи. Придя на смену грекам и персам, они особенно заботились об усвоении и внедрении в управление их административных порядков. Период позднейших Омейядов характеризуется введением различных технических приемов и обычаев, заимствованных от Сасанидов, - процесс, который при Аббасидах стал еще более интенсивным» (19, 30). Реформа Абд ал-Малика, «введение в обращение мусульманского динара было выдающимся событием в средневековой экономической истории, положившим конец экономической зависимости Ближнего Востока от Византии: прекратилось перекачивание в нее золота из арабских стран» (74, 229).

Мусульмане объединили Переднюю Азию, Северную Африку, Иберийский полуостров в единый рынок, собираемые средства не уходили за пределы Халифата и служили экономике весьма обширного региона. После завоевания арабами Испании Средиземное море превратилось в «мусульманское озеро», собственниками кораблей в основном были мусульмане – правители, женщины знатного происхождения, наместники провинций, военачальники, кади, крупные купцы. Разгром крестоносцев султаном Салах ад-Дином Аййубидом в 1187 году был обусловлен не только политическими и стратегическими, но также экономическими причинами. Фатимидская решительная политико-религиозная экспансия способствовала развитию Апеннинского полуострова, усиливая транзитную торговлю Египта. Важнейшим государством этого периода был Халифат, а не Китай, и тем более не Византия и Западная Европа (74, 220-227). Широкое развитие в мусульманском мире получили торгово-ремесленные гильдии.

Процесс экономического развития этого мира не был равномерным, а происходил волнообразно: мусульманские города то там, то здесь переживали расцвет или падение. Багдад и Басра, процветающие в ВЫЫЫ-ЫХ вв., пережили упадок в Х в., и центр активной экономической жизни переместился в Каир и Александрию. «У иранцев Ренессанс начался в Х в., у турок он появился в ХЫВ-ХВ вв.» (43, 33). В ХЫЫ в. «науки, ремесла, искусство и поэзия процветают в городах Азербайджана, зодчество, живопись, музыка переживают небывалый для средневековой культуры подъем, появление гуманистических идей становится неизбежным и необходимым. Все это было вызвано серьезными экономическими и политическими процессами, происходящими в жизни феодального Азербайджана с его многочисленными и шумными городами, экономически и культурно связывавшимися как с мусульманскими, так и с христианскими странами того времени" (70, 95). В ХЫ-ХЫЫ вв. процветала экономика городов Магриба, в  ХЫВ-ХВ вв. – начался подъем Малаккского султаната, который «стал центром новой волны распространения ислама, причем его торговая активность позволяла исламу проникать не только в политически зависимые от него территории, но и более широко – до восточного побережья Индии» (74, 228).

Первые признаки упадка стран исламского мира появились к середине ХВ в., «когда великие географические открытия привели к господству в Индийском океане португальцев»(74, 222). Л.С. Васильев значительно расширяет временные рамки этого упадка и пишет:  «После эпохи Великих географических открытий, Ренессанса и начала буржуазного развития и колониальной экспансии европейских держав общая ситуация в мире резко изменилась. Под нажимом поднимавшейся Европы с ее капиталистическими потенциями традиционный Восток начал подвергаться глубокой, коренной ломке, затронувшей также и его религии.  И хотя религий эта ломка коснулась в наименьшей степени, этого было вполне достаточно для того, чтобы уже в  ХЫХ  в. весь мир ислама, в лице прежде всего его духовных вождей, культурных лидеров, остро ощутил, что необходимы изменения – в противном случае религии и всей связанной с ней культурной традиции грозит катастрофа» (21, 164).

Однако, помимо географических открытий, поступательного развития  европейских государств и их колониальной экспансии специалисты  называют также другие причины. Например: на мусульманском Востоке доходы от деятельности купца не вкладывались в промышленность в такой же пропорции, как в Европе, то есть не способствовали первоначальному накоплению капитала. Средневековому Ближнему Востоку не были известны такие принципы развития экономики, как создание избыточной продукции, увеличение производительности труда и поддержание равновесия между ввозом и вывозом. Здесь наблюдались упадок ремесел и земледелия; уменьшение иноземного спроса на восточные товары. Господство военной аристократии наносило ущерб экономике. Ощущались слабость и некомпетентность правительств и неразумность их экономической политики; истощение месторождений драгоценных металлов. Свою роль сыграли также и монгольские завоевания в XIII-XIV веках. Если в  Европе, ставшей на путь капиталистического развития, размывались старые традиции и уклад жизни, ослаблялись позиции религии, то на мусульманском Востоке развитие по западной модели не сопровождалось ломкой традиционного образа жизни, хотя и слегка подтачивало его. Религия здесь продолжала господствовать в общественной жизни в деформированной форме. «Примечательно, что социальные процессы и на Востоке, и на Западе в это время вызвали глубокие структурные подвижки в нравственной сфере. И там, и здесь разрушались и основательно перестраивались формировавшиеся веками аксиологические системы. Но если на Востоке мы наблюдаем в позднее Средневековье деформацию начальной ценностной ориентации, в которой человек фигурирует как свободное в своих действиях и ответственное за них творение, и выдвижение на первый план традиции, лишавшей его духовной самостоятельности, то на Западе акцент делается на формирование такого типа личности, которая, сознавая свою нравственную исключительность, была бы внутренне мобильной и морально самостоятельной. Оба типа ориентации в потенции изначально заложены в основу религии, будь она христианской или исламской, как универсума рассуждения» (11,68). 

Главную же причину упадка мусульманской экономики следует искать, как справедливо считает В.Л. Иноземцев, в том, что  с середины ХВ в. началось превращение «мира европейских экономик» в мировую хозяйственную систему европейского типа. Эта «глобализация» не была торжеством свободного рынка и общечеловеческих ценностей, но она закладывала основы того мирового порядка, который мы наблюдаем ныне. Она с неизбежностью приводила к включению многих новых территорий в зону европейского влияния, резко активизировала международную торговлю, создавала условия для распространения на весь мир единых принципов социального общежития, не только перестраивала жизнь народов мировой «периферии», но делала более зрелым и сам западный мир – не зря многие  философы отмечают, что эпоха модернити будучи порождена Европой, в то же самое время сама породила Европу как социальную систему, способную к быстрому и динамичному развитию (38, 61). 

Но тогда, в средние века, европейские страны еще не превосходили мусульманский мир экономически. Достаточно обозреть вышедшую за последнее время политическую, экономическую и философскую литературу, чтобы убедиться в том, что до середины  ХВЫЫЫ в. мусульманские страны, как и другие, ныне называемые развивающимися, не отставали  по ряду показателей хозяйственной жизни от Европы, хотя Запад к тому времени в течение последних двух столетий развивался ускоренными и опережающими темпами, и к концу ХВЫЫ в. уже в полной мере вступил в пору экономического подъема, оказавшись способным в какой-то степени повлиять на ход развития мусульманского мира. «Предпринимая первые колонизаторские усилия, европейцы не имели хозяйственного превосходства. Даже спустя  два с половиной столетия после появления первых колоний в Америке, все европейские страны вместе взятые обеспечивали не более 23% мировой промышленной продукции, в то время как на долю Индии приходилось 24,5%, а Китая – почти 33%; через 150 лет доля Европы составляла уже 62%, а доля Индии и Китая – 1,7 и 6,2% соответственно» (38,61). До этого времени Европе «сопутствовала все та же характерная прежде для средневековья и античности черта – минимальные размеры экспорта европейских товаров и оплата подавляющей части азиатского импорта драгоценными металлами» (66, 75). Из-за отсутствия достаточного объема экспортных товаров Европа оплачивала до этого времени свою торговлю с такими мусульманскими странами, как Турция и Иран, деньгами. В середине ХВЫЫЫ в. ее средний жизненный уровень был немного ниже, чем в азиатских странах (66, 79). И только «с середины  ХЫХ  в. товарный экспорт из Европы начинает завоевывать все более и более прочные позиции на рынках Азии, нарушив, таким образом, почти двухтысячелетнюю традицию» (66, 77).

Итак, можем сказать, что  реальное отставание мусульманских стран от Европы начинается с середины ХВЫЫЫ в., когда она стала превосходить их благодаря своему хозяйственному прогрессу, своей высокой военной технике и организации и стала доминировать над миром. С этого момента, под влиянием их капиталистической экспансии, наблюдается распад внутрихозяйственных связей в мусульманском мире, который все больше осознает свою отсталость. Наиболее дальновидные мусульманские деятели поняли необходимость пересмотра оценки уровня развития своих стран. В Османской империи, например, в годы деятельности великого везира Дамада Ибрагим-паши Невшехирли (1718-1730) «проявилась тенденция к осознанию частью османского общества военно-политического и культурного отставания Турецкой империи от стран Западной Европы» (54, 65).

По мнению В.Л. Иноземцева, «европейцы сумели достичь мирового господства по двум причинам: во-первых, они обладали самыми передовыми на тот момент социальными институтами – саморегулирующимися, способными к быстрому совершенствованию и пригодными для копирования; во-вторых, они считали территории, над которыми устанавливали контроль, составной частью своих империй, достойной того же отношения, какого признавались достойными и остальные их части. Период европейского доминирования над миром воистину был эпохой становления «европейского мира», тем временем, когда Европа рассеяла по всем континентам свои капиталы, свою технику, свои языки и самих европейцев» (38, 61). Да, эти причины делали европейскую культуру, европейский образ жизни, европейские формы хозяйствования привлекательными и достойными подражания для тех мусульманских стран, которые добивались модернизации своей хозяйственной жизни. Но реформы, осуществленные в этих целях, привели, в конечном счете, к установлению колониального господства европейских стран. Так, Мухаммад Али (1805-1848) осуществил в Египте реформу в области просвещения, создал светские школы, медицинские, военные, технические училища, типографию, где издавались научные книги и газеты на арабском языке. Были созданы первые текстильные фабрики, открыты металлургические, медеплавильные, сахарные и другие заводы. Мухаммад Али создал египетский флот. Его административные реформы были направлены на создание ведомств, совещательного меджлиса. Он отменил систему откупа налогов, все земли мамлюков были объявлены собственностью казны. Феллахи стали арендаторами государственных земель. Была введена монополия внутренней и внешней торговли, усилена роль иностранных посредников, упорядочена фискальная система в интересах централизованной монархии, создан новый костяк землевладельцев-собственников. Он ликвидировал мамлюков как господствующую в социальной структуре Египта группу. Значение улемов ал-Азхара упало  (49, 271). Все эти реформы «заложили основы экономического подъема страны, ее самостоятельного развития, которое было прервано интервенцией европейских государств. После вынужденной капитуляции Мухаммада Али (1840 г.) усилилось проникновение иностранного капитала в экономику Египта, египетские рынки были открыты для беспрепятственного ввоза иностранных товаров. Постепенно под контроль европейских предпринимателей были поставлены транспортные и промышленные предприятия, коммунальные службы, финансовая система и т. д. В интересах иностранного капитала в стране все более расширялось производство технических культур, главным образом хлопчатника» (41, 11). Шел лавинообразный нарастающий процесс создания мировой колониальной системы, который охватил также мусульманский мир. В 1882 г. Египет превратился в колонию Великобритании. В 1834 г. Алжир официально стал колонией Франции. Во второй половине ХЫХ в. Марокко превратилось в полуколонию, а в 1912 г. перешло под французский протекторат. В соответствии с договорами 1813 и 1828 гг., Россия и Иран разделили между собой Азербайджан, северная часть которого перешла под контроль России. В 1881 г. Тунис стал протекторатом Франции, а в 1899 г. Судан –Великобритании, в 1912 г. Ливия – колонией Италии. Позднее подмандатными территориями Великобритании были объявлены Ирак, Палестина, Трансиордания, протекторатами – шейхства на юге и  востоке Аравийского полуострова. Франция получила мандаты на Сирию и Ливан.


Рафик Алиев,

доктор философских наук, профессор

2.04.2017 13:09 / Просмотров: 491 / Печать
 
В этом разделе:
 Лента новостей
25.04.2017
24.04.2017
 
© 2017 All right reserved www.azadinform.az Powered by Danneo